«Дух Моды» — статья Левчинковой Татьяны.

«Каждый год Париж знакомится с модными основными направлениями ближайшего сезона на показах коллекций готового платья и всем интересно заглянуть в мастерскую высокой моды где работают кутюрье и стилисты, конструктора и портные ,искренне преданные идее вдохновенного авторского творчества. Имена одних у всех на устах. Другие гораздо менее известны. Многие из них пришли в высокую моду из готового платья, отдав предпочтение единственному числу перед множественным, избрав своим девизом индивидуальность, самовыражение и высшее качество. Высокая мода знает себе цену, и вряд ли кому-то придет в голову ожидать, что её модели окажутся доступными для всех. Но, невзирая на это, высокая мода по-прежнему интересна каждому её особым творческим духом, её непостижимой элегантностью, возможностью сделать собственный выбор. Независимо от сменяющих друг друга тенденций, независимо от самого течения времени мы продолжаем ощущать дух высокой моды, как нечто непреходящее»

Француа Бодо.

 

Что же значит для нас «высокая мода» сегодня?
Закрытый мир привилегированного бизнеса, эксцентричное, оторванное от реальности «чистое искусство», дорогостоящее развлечение для элитной публики?
Говорят, что золотая эпоха авторского творчества близится к закату, что все мы неминуемо окажемся во власти индустрии готового платья — такого удобного, практичного, хотя: часто не принимающего в расчет неповторимую индивидуальность каждого из нас.
Итак, кризис жанра? Франция настаивает, что, несмотря на явные экономические трудности, высокая мода выходит на новый виток своего развития благодаря таланту и фантазии молодых модельеров. «Дома моды осознают необходимость использовать накопленный ими опыт в духе настоящего времени, и Джон Гальяно, работающий сейчас для Дома ?Живанши?,- самый свежий тому пример»,- говорит Филипп Дуст-Блази, министр культуры Франции. Ёще пример: Карл Лагерфельд. С 1983 года он буквально возродил Дом «Шанель». Как и Джанфранко Ферре, возглавлявший Дом Диор«с 1990 года.
Многие молодые модельеры получили заказы на разработку новых коллекций от самых именитых Домов моды. Это и Мириам Шафер, работающая для Дома «Нина Риччи», и Осимар Версолато у Жанны Ланвен. По словам г-на Дуст-Блази: «Высокая мода — это своего рода лаборатоия на службе современности. Она убыточна из , но остается эффективным инструментом рекламы.»
Стараясь выйти кризиса, многие модельеры разнообразят свою деятельность. Некоторые модели, представляемые в рамках высокой моды, затем используются для полупромышленного воспроизведения в авторском готовом платье, которое смыкается с высокой модой. Далее — дело менеджеров проявить максимум таланта и упорства, чтобы сделать рентабельной эту «ракету, взымвшую в небо фантазии», как говорит о высокой моде Жан-Жак Пикар, правая рука Кристиана Лакруа. Очевидно, что новое поколение модельеров стало жизненно необходимым для французской моды. Министерство культуры Франции даже организовало специализированную группу для оказания финансовой помощи начинающим стилистам. С 1989 года назначаются стипендии модельерам, готовящим первую коллекцию. Но волна перемен этим не ограничивается: сейчас обновляется устав высокой моды, восходящий к 1945 году. Изменения в уставе должны позволить таким Домам моды, как «Тьерри Мюглер» , «Эрве Леже» , «Аззедин Алайя» или «Жан-Поль Готье» , войти в высокую моду (согласитесь, что эти громкие имена имеют на это право!). Высокая мода получила бы новый творческий импульс, а Париж смог бы сохранить за собой титул лидера мировой моды.
Само название «высокая мода» является юридически защищенным термином, которым «могут называться только те предприятия, которые фигурируют в списке, устанавливаемом ежегодно комиссией при министерстве промышленности». Основные критерии : минимум 10 человек в мастерских, ежегодный показ двух коллекций в Париже (весна-лето и зима-осень) не менее, чем из 35 проходов каждая. Плюс — работа только на частного клиента. В то, что этот вид искусства может умереть, поверить трудно. Ведь высокая мода — это прежде всего ноу — хау с почти ста пятидесятилетними ремесленными традициями. Начало всему положил Чарльз Фредерик Уорт, который в 1858 году создал в Париже первый настоящий дом моделей, создававший уникальные туалеты для частных заказчиц.
«Высокая мода — это секреты, передаваемые из поколения в поколение» — говорит Ив Сен Лоран. В готовой одежде, именуемой pret-a-porter, туалеты делаются по стандартным размерам, а высокая мода поистине с ювелирной точностью «сажает» платье на фигуру, учитывая все индивидуальные особенности. Но, несмотря на все преимущества такого подхода, количество желающих заказать произведение искусства для своей фигуры сократилось до 1500 по сравнению с 15 000 в 1947 году. Причин несколько. Во-первых, раньше высокая мода «обслуживала» социальные события: театральные представления, званые ужины, балы, — а теперь образ жизни изменился. Во-вторых, стоимость платья резко выросла, чтобы придать этой роскоши, которая еще вчера могла казаться необходимой, статус исключительности. Немногие готовы пожертвовать от 16 000 до 60 000 долларов за вечернее платье:
Проследует ли высокая мода вместе со всем человечеством в третье тысячелетие? скорее всего, да. Современная мода, порой тяготеющая к однообразию, с удовольствием заимствует у haute couture новые стилевые решения: «поскольку главная опасность нашей эпохи — униформизация»,- говорит Мишель Клайн, художественный директор фирмы «Ги Ларош».
Немного «высокой»статистики.
Во время последней недели Недели Haute Couture в официальном расписании парижской Палаты Моды фигурировало 16 Домов: Balmain, Chanel, Christian Dior, Christian Lacroix, Emanuel Ungaro, Givenchy, Hanae Mori, Jean-Louis Scherrer, Jean-Paul Gaultier, Lapidus, Lecoanet Hemant, Louis Feraud, Paco Rabanne, Thierry Mugler, Torrente, Yves Saint Laurent. Три Дома, чьи штаб-квартиры находятся за пределами Парижа, являются членами-корреспондентами Палаты — Gianni Versace, Valentino, и Valentin Yadashkin.
Вот уже несколько лет при Палате существует новый институт так называемых «приглашенных членов», которые со временем смогут подтвердить свое право принадлежать к высшей касте. Сейчас «приглашенными членами» являются 6 Домов : Adeline Andre, Christian Rouxel, Dominique Sirop, Franck Sorbier, Ocimar Versolato и Victor & Rolf.
Количество Домов Высокой Моды постоянно меняется, так как многие Дома (как, например, Nina Ricci) приостанавливают или прекращают создание коллекций Haute Couture по финансовым причинам, а некоторые кутюрье (как. например, Пако Рабан, объявивший, что показал последнюю коллекцию Haute Couture.

Татьяна Левчинкова.

Тэги для «Дух Моды» — статья Левчинковой Татьяны.