Виктория Андреянова

[Image]Это — третья Неделя Высокой Моды в Москве, на которой Виктория Андреянова показывает свою осенне-зимнюю коллекцию.
 В 1999 году дизайн-фирма «Виктория А» работала много и интересно. Лицом фирмы в этом году стала младшая сестра Вики — Екатерина Стриженова, ведущая программы «Доброе утро», где Вика работает стилистом. Заметно возрос интерес к ее деятельности со стороны российской прессы. О ней писали не только самые авторитетные модные журналы Vogue, L’Officiel, Marie Claire, Harper’s Bazaar, но и презентабельные политические издания, как то «Профиль», «Деньги», «Власть».

Вика сшила костюмы президенту «Vision international peo-ple group» Анатолию Буряку для акции «Миллениум-99. Третье тысячелетие» в СК «Олимпийский», костюмы наездников для конного клуба «Альфарес» и форму для промоутеров British American Tobacco, костюмы «билайновцам» для выставки «Связь-Экспокомм-99», а также для их нового суперпроекта «Би+». Даже всероссийский «Праздник пива» не обошелся без ее участия; VIP гостей обслуживали в костюмах Андреяновой. Но, пожалуй, самым главным после показа коллекции событием этого года будет рождественское открытие собственного бутика на Кутузовском проспекте. Деловые поездки этого года были невероятно продуктивными. Кстати, в них Вику сопровождала в качестве переводчика ее старшая 14-летняя дочь Юля, младшая четырехлетняя Лиза в это время начала рисовать красивые платья.

Во Франции Виктория и Юлия Андреяновы посетили закрытый стенд тканей pret-a-porter фирмы Jakob Schlaepfer, в результате несколько метров шелка с металлической нитью перекочевали в ее мастерскую и были использованы в нынешней коллекции. Путешествие по шотландским прядильным и ткацким фабрикам, являющимся, между прочим, национальным достоянием, завершилось широким жестом со стороны директора «Harris Tweed» господина Дональда Маклауда, предоставившего ей знаменитые шотландские ткани ручного производства с острова Льюис. Случайная поездка на знаменитую московскую «Горбушку» ознаменовалась приобретением изумительных пуховых платков из шерсти волгоградских степных коз, которые Вика использовала в качестве меховой горжетки к шелковым платьям. Одним из ударных элементов коллекции, безусловно, являются пальто из тирольской шерсти, ткани, которую при раскрое не нужно обрабатывать, и английского ратина, столь любимого дизайнером.

В этом году Вика также сотрудничала со знаменитой датской фирмой Saga, которая предоставила ей эксклюзивные варианты норки и лисы, и с итальянской фирмой Lagatolla. Также в коллекции использованы тайские шелка из частной коллекции. Обувь для коллекции разработана СП «Заритал» (художник-стилист Сергей Пискурев).

А всего несколько лет назад дипломная работа выпускницы художественно-костюмерного отделения Московского театрального художественно-технического училища — костюмы княжны Мстиславской и царицы Ирины для Малого театра — чуть не изменила судьбу нынешнего ведущего российского дизайнера Виктории Андреяновой. Она тогда бредила театром, но поступила в Текстильный институт, а через пару лет поняла, что театральная бутафория не для нее. Хотя иногда все-таки вспоминает маленькие хитрости МТХТУ, превращая ткань, например, в мех. После института она довольно быстро становится ведущим художником Центра Моды России. Командировка в Сингапур для передачи опыта превратила госслужащую в частного предпринимателя. Виктория открыла собственное дело — дизайн-фирму «Виктория А».

С декабря 1997 г. Виктория Андреянова одновременно с работой в фирме «Виктория А» является художественным руководителем Дома моделей, созданного на базе предприятия «Президент-сервис», обслуживающего высшие органы государственной власти. Самым преданным ее клиентом по-прежнему остается семья Стриженовых, а также известный русский актер Михаил Глузский. И он, и Олег Стриженов отметили свое семидесятилетие в костюмах от Виктории Андреяновой. Среди поклонниц ее стиля: Татьяна Шмыга, политобозрсватель Татьяна Худобина, жены ведущих российских политиков Марина Якушкина, Галина Бордюжа, Елена Чайка, Светлана Маслюкова. Уследить за полетом фантазии художника сможет разве что очень внимательный поклонник. Виктория любит натуральные ткани и серый цвет. Все его оттенки, нюансы, значения, текстуры. Но темы коллекций и их героиня меняется год за годом так же, как меняются эстетическое самоощущение художника. В 1997 г. на Неделе Высокой Моды в Москве Вика явила русскому миру моды образ путешествующей аристократки. «Возродить традицию аристократического удобного путешествия», женскую способность быть шикарной в любых обстоятельствах, умение меняться самой и изменять мир вокруг себя — вот основные цели преобразования двусторонней валеной шерсти, твида, тяжелого вискозного трикотажа и хлопчатобумажного бархата в элегантный вертикальный узкий силуэт моделей.

Прошлогодняя дама звалась «Бабой», «Снежной Бабой». Известный московский денди Игорь Верник даже не смог выговорить эту грубость и позволил себе заменить «бабу» «королевой»… Но Вика настаивает на чистоте стиля. Романтический минимализм «Снежной бабы» согрел сердца зрителей и тела клиентов «Виктория А» прошлой холодной зимой. Это была та же аристократка, но уже дома, в семье. Она была полна радости, чистого, белого, снежного веселья и тепла, которое только и ценишь в настоящий мороз. Прошлогоднюю коллекцию Вика «лепила» из редких и плотных мохеров, шерстяных крепов, перфорированного сукна, трикотажного вельвета, тяжелого крепдешина, жатой органзы…

Коллекция «Happy end!»
Нынешняя коллекция называется «Happy end!».
Как в фильме с хорошим концом, век уходящий оставляет нам ценности, приобретенные и вечные, и приглашает в век грядущий, в следующее тысячелетие. Спасибо, что дожили, досмотрели. Впереди — начало неизведанного. Традиционный выход невесты полон символического смысла; она беременна новым веком. Но отчего основной жест показа — закутывание? Что поможет защититься от неурядиц уходящего века и сберечь единственную драгоценность — свой мир, свою душу, себя, Человека. Белые, желтые, розовые закрученные подолы платьев из тафты вырываются из-под оболочки классического, почти фольклорного минимализма пальто. Толстая тирольская и шотландская шерсть, английский ратин как бы сжимают, пытаются подавить цвет и то нежное, женственное, что скрывается внутри, и одновременно защищают. Постепенно цвет начинает заявлять о себе: появляются сиреневые, фиолетово-зеленые, желтые пятна. Ему все меньше нужна поддержка тяжелых серых тканей. Само серое смягчается. Ткань уступает место вязаным платкам, шарфам. Жесткая защита становится все менее необходимой, цвет, живое нуждается лишь в тепле и нежности. Шелковая тафта постепенно начинает доминировать над зимними одеждами, холодными мыслями, мрачными предчувствиями. И что бы ни пророчествовали о грядущей техноэстетике, тепло шерсти волгоградских степных коз и шотландских овец вечную нежность китайского шелка женщина все равно обязательно возьмет с собой в следующее тысячелетие. «Happy end!», как ни крути.

Статья предоставлена пресс-службой Дизайн-фирмы «Виктория А».
Адрес: Москва, ул. Кульнева, 4.
Тел./факс: (095) 243 3317.

Тэги для Виктория Андреянова